Цинский Китай

Внутри Цинской империи действовала система «Китай — внутренние варвары». Эти последние в лице тусы, беков, монгольских князей и тибетских калонов кроме внесения дани, налогов и повинностей должны были, как и «внешние варвары» — «данники», при наследовании власти получать утверждение китайских властей и соответствующую инвеституру, являясь в Пекин к императору, или же к военному губернатору провинции, или к наместнику края с изъявлением покорности. Фактически это был «внутренний» вариант политики «сковы-вания варваров» путем уступок и подарков их правителям. При этом «система дани» или структура «Китай — внешние варвары» была продолжением или распространением вовне структуры «Китай — внутренние варвары».

Конфуцианская империя строилась на китаецентристской идее всемирного этико-политического порядка во главе с Сыном Неба, обладающим «мандатом Неба». Феодальные правители Китая видели в других странах лишь данников, с которыми равноправные отношения просто немыслимы, ибо Срединная империя считалась явлением уникальным, не имеющим ничего равного себе в мире.Цинский Китай ….

До 40-х годов XIX в. цинский Китай не знал иных внешнеполитических отношений, кроме даннических. Все соседние государства считались зависимыми от Срединной империи. Китайские богдыханы не признавали иных отношений с другими странами, хотя далеко не все государства Азии, направлявшие в Пекин свои посольства с дарами, действительно .считали себя данниками, а привозимые дары — данью. Многие азиатские партнеры Китая по дипломатическим связям не принимали всерьез китайских миросозидательных претензий, даже если внешне и поддерживали у китайских правителей эти иллюзии.

В конце XVIII — первой половине XIX в. среди данников Китая числились Корея, Вьетнам, Бирма, Сиам (Таи), Непал, Сикким и Люцю (Рюкю). При этом система дани сочетала в себе разнородные компоненты — формальное и реальное, насильственное и добровольное начало. К реальным данникам властители Китая относились несколько иначе, чем к формальным, к близким соседям по-другому, нежели к отдаленным странам, к малым иначе, чем к крупным, к реально принявшим конфуцианскую этику не так, как к принявшим ее лишь на словах, к прибывшим с данью ко двору по собственной инициативе несколько иначе. Приезд посольства в Пекин с данью воспринимался как приобщение данной страны к системе «высший — низший»  в роли последнего, а ответные дары императора такому правителю означали его «милость» и «жалование».

При этом происходило вручение приехавшим правителям китайских титулов, атрибутов власти и грамот — инвеститур, означавших включение в данническую систему. Вместе с тем правители Цинской империи были абсолютно некомпетентны в вопросах географии, политики, экономики и истории тех стран, что лежали вне пределов их даннической системы. Так, капиталистический Запад XIX в. воспринимался в Пекине через призму средневековых понятий «варвары».

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *