История Вьетнама : первая часть

Вьетнам с середины XVII в. до 60-х годов XIX в.

В конце XVII в. Дайвьет (средневековое название Вьетнама) занимал территорию, близкую к современным государственным границам. Номинально в стране правила династия Ле; но фактически Дайвьет был разделен на северное государство, где правил тюа (главный сановник) из рода Чинь, и южное, где правил тюа из рода Нгуэн. Оба рода вели между собой кровопролитные войны.

Дайвьет представлял собой аграрную страну с высокоразвитым сельским хозяйством, основанным на поливном рисоводстве. Оно, наряду с разведением некоторых суходольных культур (кукуруза, просо, соя и др.), преобладало в долинах, населенных вьетнамцами. Вьетнамцы широко применяли плуг, имелась сложная система искусственного орошения, находившаяся под контролем государства. Значительную роль играло разведение шелковицы и хлопчатника. Жители гор занимались подсечно-переложным земледелием на неорошаемых землях, скотоводством и охотой. Города в основном представляли собой торгово-административные центры небольших размеров, разбросанные по провинциям. Крупные города с развитым ремеслом располагались по большим рекам и на побережье. В них большое развитие получили цехи и гильдии, впрочем, никогда не игравшие важной роли в городском управлении, осуществлявшемся правительственными чиновниками. Часть ремесленников, особенно в столицах, работала непосредственно на государство и находилась под его контролем. В целом Вьетнам снабжался почти полностью изделиями собственного ремесла (включая огнестрельное оружие), активная торговля велась только с европейскими державами (через морские порты) и Китаем (в основном через сухопутную границу). На втором месте во внешней торговле стояли страны Юго-Восточной Азии и горные народы вдоль западных границ страны.

Внутренняя торговля и товарно-денежные отношения развивались в XVII—XVIII вв. весьма интенсивно; этому способствовало наличие двух крупных центров сельскохозяйственного производства (дельта Красной реки и дельта Меконга), из которых второй поставлял недостающее продовольствие в первый и в центральные районы страны, а также то, что север был основным поставщиком полезных ископаемых, а юг — тропических культур. Важную роль играла торговля солью, добывав­шейся на морском побережье и распространявшейся по всей стране.

С середины XVII в. во Вьетнаме быстрыми темпами шел распад общинного хозяйства, еще крепкого в XV в., возникало мелкое поместное феодальное землевладение наряду с ранее существовавшим крупным.

Ослабление общины было закономерным следствием роста производительных сил, создавшего объективные возможности ведения крестьянином самостоятельного хозяйства и ослаблявшего заинтересованность наиболее зажиточных слоев общинников во взаимопомощи. Прекращение переделов способствовало переходу части богатых крестьян в ряды чиновников и мелких феодальных землевладельцев, ускоряло разорение беднейших слоев общинников. Разорение значительных районов в годы войн 1627—1672 гг. привело к тому, что население массами переходило в новые районы, где оно становилось феодально зависимым. Были две крупные феодалы  : на сёвере — Чиней, на юге — Нгуэнов.

Государство Чиней в XVIII в.

В северном государстве формально царствовала общевьетнамская династия Ле, а фактически власть уже около двухсот лет была сосредоточена в семье наследственных тюа (должность, дававшая право на значительные земельные владения) из рода Чинь. Тюа правили страной, опираясь на чиновников и армию, основу которой составляли мелкопоместные феодалы. Крестьянство в государстве Чиней в XVIII в. задыхалось под двойным гнетом помещиков и феодальной бюрократии* который был особенно силен на севере, где без изменений сохранился громоздкий чиновничий аппарат, созданный еще в XVI в., в период рас­цвета феодальной бюрократии. Частнопомещичье землевладение факти­чески развивалось с XVI в., но до появления закона 1723 г. оно не было официально признано. Община была задавлена мелочной регламента­цией и бесконечными поборами. Невозможность для крестьян севера, в отличие от юга, уйти на новые земли также способствовала произволь­ному увеличению поборов со стороны помещиков.

Города и внутренняя торговля были достаточно развиты, внешняя торговля была незначительной. Быстрее других росли горнодобывающая промышленность, достигшая в богатых ископаемыми горах Северного Вьетнама большого развития.

Со второй четверти XVIII в. население государства Чиней вступила в полосу затяжных голодовок. Начались частые крестьянские восстания. Но феодальное государство пыталось удержать поступление риса и де­нег с крестьян на прежнем уровне. В 1728 г. был повышен поземельный налог, в 1744 г. государственные органы стали проводить принуди­тельную закупку всего риса, сверх установленной крестьянам для про­кормления нормы. Тем же целям служило запрещение всем подданным предпочитать какой-либо тип старой или новой монеты и отказывать­ся от остальных видов монет. Все это лишь усиливало недовольство.

Наиболее сильным было восстание, возглавленное Нгуэн Хыу Кау, по прозвищу Куан Хе, который объявил себя в 1743 г. «великим полко­водцем, защитником народа». Конфискуя запасы богачей и государст­ва, он организовал раздачу риса беднякам, что обеспечило ему массо­вую поддержку. Куан Хе создал дисциплинированную армию в несколь­ко десятков тысяч человек, завладел цитаделью Кинь-бак, нанес поражение двум чиньским полководцам; его войска приблизились к столице и угрожали ей. Борьба Нгуэн Хыу Кау продолжалась восемь лет (1743—1751 гг.); лишь в 1751 г. полководец Фам Динь Фунг смог разбить крестьянские войска у моря в провинции Нге-ан.

Другой вождь восставших крестьян Нгуэн Зань Фыонг по прозви­щу Куан Хео в течение одиннадцати лет (1740—1751) был фактическим правителем горных провинций Тай-нгуэн и Тюен-куанг.

Репрессии, с которыми феодалы государства Чиней обрушились на крестьян, обусловили временное (на тридцать лет) ослабление кресть­янских движений в этой части Дайвьета.

Но так как правительство Чиней не провело сколько-нибудь значи­тельных реформ, не сделало почти никаких уступок крестьянам, восстания сделались в дальнейшем еще более грозными. В обстановке кресть­янских восстаний государство Чиней не могло осуществить большинства своих мероприятий. Закон 1744 г. о создании резервных запасов риса на случай голодовок не проводился в жизнь, и в 1751 г. тюа Чинь Зоань (1740—1767 гг.) прибег к другим финансовым мероприятиям. Возмож­но, приход его к власти был вызван неудачами предшествующего периода и поддержан теми силами, которые требовали реформ при предшествующем тюа. Чинь Зоань ввел налог на принявшую широкие размеры торговлю рисом (ранее запрещенную), и вскоре этот шаг стал источником значительных налоговых поступлений, отчего не менее зна­чительным стало недовольство торговцев и крестьян. Были сделаны некоторые уступки крестьянам: заброшенные земли передавались военным колонистам и просто крестьянам близлежащих районов (1751 — 1756 гг.), но таких земель было мало и надолго их хватить не могло. Тем не менее 50-е и 60-е годы не были отмечены крупными восста­ниями.

К концу 70-х годов XVIII в. феодалам севера удалось временно по­давить и вооруженные выступления сторонников отстраненной от вла­сти династии Ле. Но «спокойствие» было непрочным, как показала быстрая гибель государства Чиней под ударами повстанцев-тэйшонов в 80-х годах, во многом обусловленная поддержкой тэйшонов крестья­нами и сторонниками Ле.

В последней четверти XVIII в. на севере страны расширилась дея­тельность испанских миссионеров, но особых успехов они не добились.

Государство Нгуэнов XVIII в.

Несколько иным было положение в южном  государстве Нгуэнов. При аналогичном северу государственном устройстве социально- экономическая структура юга обладала некоторыми особенностями. Большая часть населения состояла здесь из недавних переселенцев, менее связанных общинными и иерархическими традициями, поэтому южновьетнамское общество быстрее восприняло то новое, что возника­ло в эти годы во Вьетнаме. Этому немало способствовало и обилие свободных земель, облегчавшее создание мелкопоместного феодального землевладения. Во многом изменению организации господствующего класса помогло то, что он, особенно военная каста, формировался на юге из различных слоев общества, в значительной степени из феодали- зирующейся верхушки богатого крестьянства, поскольку титулованные носители феодально-бюрократических традиций «золотого» XV в. в большинстве остались на севере. Важным фактором внутреннего раз­вития государства, где правили тюа из дома Нгуэнов, были также крупные торговые города с многовековыми морскими связями, ставшие центрами международной торговли еще в более ранний период. Поэтому в государстве Нгуэнов, особенно в его южной части, значительную роль играли мелкопоместные феодалы и купечество торговых и ремесленных центров — городов Фанзянга, Сайгона (Зя-диня) и др. Имелась на юге и еще одна группа населения, отсутствующая на севере, а именно во­енные поселенцы-земледельцы, находившиеся в более благоприятных условиях, чем остальное крестьянство. Они несли военную службу во вновь присоединенных областях крайнего юга, платили меньше налогов, имели большую внутреннюю самостоятельность: в мирное время сохра­няли военную организацию и оружие. Получив свою землю от Нгуэнов, причем в большем количестве, чем другие жители южного государства, они были наиболее надежной опорой тюа.

Связь внутри общинной организации, как на севере южного госу­дарства (современный Центральный Вьетнам), так, и особенно, на юге, в дельте Меконга, была более слабой, чем на севере Дайвьета, а выход из общины был облегчен. Указанные факторы особенно сильно действо­вали в южной части государства Нгуэнов, центром которой был круп­ный ремесленный и торговый город Сайгон. На старых землях Нгуэнов, в узких долинах Центрального Вьетнама, экономическое положение крестьян было близко к их положению на севере, у Чиней.

Экономический кризис середины XVIII в., затяжные голодовки, рост цен, восстания и ослабление центральной власти охватили и государство Нгуэнов. В правление тюа Во Выонга (1738—1765 гг.) в стране росла нищета, обесценивались деньги (покупательная способность их упала почти вдвое). Но в целом кризис не имел столь серьезных последствий и не привел в то время к таким крупным классовым битвам, как на севере. Зато среди самих феодалов юга в это время нарастали резкие противоречия, ослабившие государство не только внутри, но и во внеш­неполитическом отношении. Все более усиливалась борьба между придворной группой сановника Чыонг Фук Лоаня, которому Во Выонг в последний период своего правления практически передал всю власть, и феодалами провинций, особенно южных, поддерживавших одного из •его сыновей. После смерти Во Выонга Чыонг Фук Лоань возвел на пре­стол не старшего сына Во Выонга, а сына от наложницы, при котором был регентом, фактическим правителем страны.

Все это происходило в условиях учащавшихся крестьянских вы­ступлений. Горожане также были крайне недовольны политикой реген­та. Ему приходилось вести напряженную борьбу с крестьянскими отря­дами, феодальной и городской оппозицией. Контроль над чиновниками быстро ослабевал, особенно в провинциях.

На юг Вьетнама с конца XVII в. прибывало все большее число католических, в основном французских, миссионеров. Они способство­вали колониальному проникновению, добивались создания прослойки вьетнамцев-христиан, на которых они хотели опереться, как это было сделано в Сиаме. Миссионеры собирали сведения, детально изучали положение в стране. Впоследствии они стали все более вмешиваться во внутренние дела Вьетнама, действуя как агентура Франции.

Восстание тэишонов

В середине 60-х годов XVIII в. центральные  провинции государства Нгуэнов стали ареной  действий многочисленных крестьянских отрядов, ведших борьбу с про­винциальными войсками. Один из таких отрядов возник в 1771 г. в про­винции Кюи-ньон, в Западных горах, откуда взяло свое название все движение (тэй шон — западная гора).

К 1776 г. восставшие контролировали уже две провинции, отрезав столицу — г. Фу-суан (совр. Хюэ) от южных областей. Повстанцы изго­няли чиновников, отнимали имущество у феодалов и делили его между крестьянами. Феодалов, оказывавших упорное сопротивление, они уби­вали. Некоторые из феодалов переходили в лагерь повстанцев.

Многие руководители тэйшонского движения были выходцами из горожан, из ремесленников и торговцев. Кроме того, были и представи­тели господствующего класса, преимущественно мелкие чиновники.

В начале восстания во главе повстанцев стояли три брата: Нгуэн Ван Няк — мелкий чиновник, Нгуэн Ван Лы — буддийский монах и Нгуэн Ван Хюэ — мелкий торговец.

Надо отметить отсутствие какой-либо религиозной окраски движе­ния. Основными экономическими лозунгами было уменьшение налогов, перераспределение имущества, освобождение общины от гнета помест­ных и.чиновных феодалов. В политической области повстанцы требова­ли передачи власти «законной» династии Ле и выдвижения своих вож­дей на высшие посты в государстве.

Воспользовавшись ослаблением власти Нгуэнов, Чини начали втор­жение с севера. Нгуэны были вынуждены оставить столицу. Оставлен­ные районы были заняты тэйшонами и войсками Чиней. В первое время между ними не было резких столкновений, поскольку ни одна сторона не обладала видимым перевесом. Тэйшоны формально подчинились ди­настии Ле,’ а Чини роздали их вождям феодальные титулы, номинально включив занятые тэйшонами области в состав государства Чиней. Этот союз привел к быстрой феодализации руководящих слоев движения. Тэйшоны восстанавливали общинные порядки в деревне. Вместе с тем происходил рост налогов, увеличение чиновничьего аппарата. В процес­се создания государственной организации значительная часть руковод­ства тэйшонов превращалась в типичных представителей феодальной бюрократии. Возникали новые феодалы, земельные владения которых создавались в определенной степени за счет владений династии Нгуэнов и ее сторонников. Практически с начала восьмидесятых годов можно говорить о перерождении верхушки движения, о складывании феодаль­ного государства с сильной феодальной бюрократией.

Однако новым феодалам приходилось делать уступки крестьянам, отчего положение крестьян в государстве тэйшонов было несравненно лучше, чем в государстве Чиней.

Начавшаяся вскоре война тэйшонов с Чинями быстро окончилась победой тэйшонов, руководимых Нгуэн Ван Хюэ. Это было обусловлено поддержкой крестьян и наличием у тэйшонов сплоченной, закаленной в боях армии. После победы власть была формально передана Ле, но фактически сосредоточилась в руках Нгуэн Ван Хюэ и его окружения. В Центральном Вьетнаме правил старший брат — Нгуэн Ван Няк, на юге воевал с Нгуэнами средний брат — Нгуэн Ван Лы. На севере ряды тэйшонов пополнили чиновники Чиней и Ле, чья враждебность к дви­жению ослабевала по мере его феодализации.

Вскоре между новыми правителями начались разногласия, которые приводили к частым военным столкновениям, разорявшим страну. Резко усилилось недовольство крестьян. Всем этим воспользовались Нгуэны, сохранившие некоторые позиции на юге. Под давлением тэй- шонских войск Нгуэны несколько раз оставляли Сайгон, но после от­хода главных сил тэйшонов на север им удавалось снова овладевать этим городом.

Энергичный руководитель феодалов юга Нгуэн Фук Ань (будущий император Жя Лаунг) пользовался активной поддержкой мелкопомест­ных феодалов юга, чьи права были им расширены в 1780 г., и военных поселенцев (дондиенов). Опираясь также на поддержку сайгонского купечества и используя военную помощь французских купцов и мис­сионеров, активно проникающих во Вьетнам, он смог с 1788 г. перейти к активным действиям. За год до этого был подписан Версальский до­говор 1787 г., по которому Франция за территориальные и экономиче­ские уступки со стороны Нгуэн Фук Аня обещала ему военную помощь. Некоторое количество наемников и оружия было ввезено во Вьетнам- главой французских миссионеров, епископом Адранским, Пиньо де Беэ- ном. Реорганизованная европейцами и вооруженная современным ору­жием 150-тысячная армия феодалов юга начала наступление на ослаб­ленных внутренними распрями тэйшонов, уже не пользовавшихся столь, широкой поддержкой крестьян, как раньше. К тому же силы тэйшонов были подорваны тяжелой войной с китайскими феодалами, пытавшими­ся помочь своим вьетнамским соседям в борьбе с восставшими крестья­нами. Одноврехменно произошло изменение в отношении к восстанию купечества крупных городов, чья торговля сильно пострадала в период войн. Стремясь к внутреннему порядку, купцы юга видели возможность, его установления лишь в возвращении к власти Нгуэнов. И, наконец,, внутренняя политика тэйшонов все более восстанавливала против них. поместных феодалов, которые все решительнее поддерживают Нгуэн Фук Аня. В 1792—1802 гг. Нгуэн Фук Ань постепенно вытеснил тэйшо­нов из Центрального Вьетнама — родины и основной базы движения. Север, куда тэйшоны пришли уже после образования нового феодально­го государства, был им завоеван в течение нескольких месяцев. В 1802 г. Нгуэн Фук Ань стал императором единого Вьетнама под именем Жя Лаунга.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *