Социально экономическое положение Китая

Иерархическая ранговая пирамида определяла в эпоху Чжоу характер социально-экономических отношений. Она лежала в основе системы собственности на землю. Земля считалась объектом общественной собственности, однако представители различных рангов не обладали в этом отношении одинаковыми строго определенными правами.

Посредством «пожалований в наследственное владение» ван передавал права собственности на отдельные части территории Чжоуского государства своим чжухоу, те соответственно жаловали свои земли в наследственное владение дафу и т. д. Таким образом, каждый участок обрабатываемой земли принадлежал одновременно группе лиц, занимающих различное положение на ступенях социальной иерархии.

Система рангов определяла и формы отчуждения произведенного шужэнь продукта. В чжоуское время не существовало каналов непосредственного изъятия определенной доли полученного продукта в пользу государства. Шужэнь передавали ее ши, затем она поступала к дафу, от них —к чжухоу и, наконец, сосредоточивалась у вана, частично  оседая на уровне каждой ступени иерархии в соответствии с ранговыми нормами потребления.

Достигнув вершины пирамиды, отчужденный общественный продукт затем частично перераспределялся, причем также на основе иерархического принципа. Его основным каналом были регулярные дарения, осуществлявшиеся представителями более высокого социального ранга по отношению к нижестоящему — от вана к чжухоу, от чжухоу к дафу и т. д.

Социально экономическое положение Китая…

Исследования показывают, что эта стройная система социальных рангов, свойственная чжоускому обществу, окончательно оформилась в конце X в. до н. э., хотя в позднейшей письменной традиции она обычно изображается как результат созидательной деятельности мудрого и добродетельного правителя Чжоу-гуна.

XI—VIII века до н. э. — период непрерывных контактов с соседними племенами, чаще всего выражавшихся в форме военных столкновений и походов.

Восточными соседями чжоусцев были племена, населявшие современную провинцию Шаньдун и прилегающие к ней приморские районы. В древнекитайских источниках они именуются «восточными и». Некоторые черты их материальной культуры, нашедшей отражение в данных археологических раскопок, позволяют связать эти племена с обширным островным миром от Индонезии на юге до Японского архипелага на севере. Представляется наиболее вероятным, что восточные и говорили на каких-то аустронезийских языках. Вскоре после чжо-уского завоевания эти племена выступили против чжоусцев; Чжоу-гуну потребовалось несколько лет, чтобы привести их к покорности. В X—VIII вв. до н. э. территория Чжоуского государства постепенно расширяется в восточном направлении.

На юго-востоке Чжоуского государства в I тысячелетии до н. э. жили племена, вероятно близкородственные восточным и. Чжоуские источники называют их южными или хуайскими и (по названию р. Хуайхэ, с бассейном которой была связана территория их расселения). В надписях IX в. до н. э. мы находим утверждения о том, что «некогда хуайские и были данниками» чжоуского вана. Тем не менее взаимоотношения между ними и чжоусцами также не были стабильными. В X—IX вв. до н. э. военные столкновения на юго-востоке были одной из серьезных проблем для государства Чжоу.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *